Интернет магазин - Региональной газеты
Напишите нам

Категории товаров в интернет магазине Региональной газеты "Совет"

Обратная связь

Задать вопрос:

Информация: ПО 58-Й СТАТЬЕ

В ночь с 20­го на 21­е сентября 74 человека были арестованы: 32 пловца, 22 футболиста, 13 стрелков, 2 уборщицы, 1 садовник и 4 «массовика». Всем им были предъявлены обвинения по 58­й статье уголовного кодекса, по пунктам: 10 ­ антисоветская агитация, 11 ­ контрреволюционная группировка, 8 ­ подготовка террористического акта. Вытягивая из арестованных нелепые показания, следователи прибегали к помощи шантажа, угроз и пыток. Силой заставляли подписывать протоколы допросов. Из неопределенных кем­то оброненных фраз, вроде «и как это он не боится...» или: «а если б кто­нибудь стрельнул из винтовки...» ­ под опытными руками следователей воздвигались гигантские, страшные обвинения. Тренер Гробовский оказался «бывшим офицером Белой армии и инициатором террористического заговора московских спортсменов». Дни и ночи десятки следователей допрашивали заключенных. Пухли папки «дел». Предварительное следствие тянулось 13 месяцев, и лишь в конце октября 1936 года обвиняемые предстали перед Специальной Коллегией. В защите подсудимым было отказано. «Дело» слушалось 7 дней. Приговор был жестокий. 5 человек были приговорены к расстрелу, больше половины обвиняемых ­ к 10 годам лишения свободы и 5 годам поражения в гражданских правах после отбытия срока наказания, остальные ­ на разные сроки: от 8 до 2 лет лишения свободы с отбыванием срока наказания в отдаленных «исправительно­трудовых лагерях НКВД». Осужденные подали кассационные жалобы в Верховный Суд СССР. В начале 1937 года пришли ответы на кассации. Четверым осужденным заменили расстрел 10 годами заключения, остальные приговоры остались без изменения. Тренер Гробовский, которого Сталин в Парке Культуры дружески похлопывал по плечу, был расстрелян. Такова цена одной прогулки Сталина.


НА «ПОКЛОН» К ПРОКУРОРУ

14 июля сего года водитель-курьер газеты «Совет» привез обращение редакции на имя горпрокурора О.А. Базыляна. Но передать «заколдованное» послание ему было не суждено, так как сотрудники, осуществляющие «впуск и выпуск» посетителей, не пропустили курьера к секретарю для передачи корреспонденции. Представитель газеты прослушал целую лекцию контролера о порядке передачи подобной почты.

Как оказалось, в серпуховской горпрокуратуре установлен свой особенный порядок работы (?) секретаря с курьерской почтой. Секретарь, видимо, пользуясь особой привилегией, с ней вообще, как нам пояснили, не работает, как это принято в других административных заведениях. Для передачи подобных посланий на имя прокурора необходимо занять очередь к одному из замов прокурора, ведущих прием граждан и дождаться вызова. Причем, независимо от того, является ли занимающий черёд лицом юридическим или нет (кстати, газета ­ юрлицо).

Во время приема представитель прокуратуры должен ознакомиться с документом и определить, а туда ли любезный гражданин обратился, и лишь после этой процедуры сделать определенный вывод. И еще одно предложение конролеров сразило своей детской наивностью: “Если вы спешите, то опустите свою корреспонденцию в почтовый ящик с надписью, висящий в холле”. Безусловно, кому не нужна отметка о приеме с датой и подписью должностного лица на втором экземпляре послания (но, по­моему, сегодня таких уже нет), тому вполне этот почтовый аксессуар сгодится.

Времени у «советского» курьера было в обрез, поэтому после двадцатипятиминутного ожидания в редакцию он вернулся «ни с чем», вернее, с отправляемой корреспонденцией на имя О.А. Базыляна. После коротких переговоров главного редактора с замом прокурора Юлией Волковой конценсус вроде бы был достигнут. На вторую попытку решился теперь уже «бездельник»­журналист. А вот теперь без хронометража просто не обойтись.

К контролеру он обратился в 11.15, но ответ служивого чуть не поверг корреспондента в полный нокдаун: «Займите очередь к одному из замов прокурора и...» Как будто бы и не было никакого разговора главреда с Ю.Волковой. В 12.25 изнуренный представитель местной прессы был таки допущен к помощнику прокурора Юлии Почукаевой. Она, профессиональным взглядом пробежавшись по строкам обращения, определила, что суть вопроса относится к компетенции надзорного органа. Поставив на втором экземпляре отметку о приеме, она возвратила документ «просителю». После этого журналист поинтересовался, каким руководящим документом установлен сей порядок передачи обращений редакции СМИ на имя прокурора, и можно ли его увидеть. Почукаева вначале не совсем поняла вопрос, но после уточнения пояснила, что существует внутренняя инструкция, а также какое­то указание и, пообещав показать, вышла из кабинета. Вернувшись через 5 минут, с горечью в голосе сообщила, что именно сейчас возможности показать нет. На вопрос второго «советского» курьера о возможности запросить документ письменно, она ответила утвердительно. В данном общении на все про все ушло 8 минут!

Как продолжение и подтверждение вышесказанного приведу слова Игоря Огородникова, уполномоченного по правам человека, обращенные в адрес представителя горпрокуратуры Юлии Волковой на Совете депутатов Серпуховского района, прошедшем 29 июля: «Меня больше всего волнует, как построен прием в нашей городской прокуратуре. Чтобы подать обращение или заявление, нужно попасть на личный прием. Зачем поставлен такой бюрократический заслон? Сегодня невозможно подать заявление через приемную, как это было полтора­два года назад. Теперь нужно отстоять очередь к помощнику, либо заму прокурора. Причем, это уже не прием документов, это личный прием. А этого нужно ждать полчаса, а то и час. Но человек не планировал идти на прием, он просто не готов к этому. Почему нельзя просто подать заявление? Мне лично это не понятно. Этот вопрос затрагивает интересы очень широкого круга граждан города и района. Я прошу Юлию Валерьевну этот вопрос пометить и довести до прокурора. Мне кажется, вот чем нужно заняться в ближайшее время».

Позже Огородников вот как прокомментировал нам попытки прокуратуры объяснить свои действия: «Нам ссылаются на некую Инструкцию по делопроизводству. Фактически же даже инструкцией, утвержденной приказом (?) 107 Генпрокурора РФ, предусмотрено, что все документы поступают на рассмотрение только через делопроизводителя – то есть, секретаря. Действительно, для Генеральной и областной прокуратуры предусмотрен другой порядок подачи заявлений ­ с приема помов и замов прокурора. Но в городской прокуратуре обязательно должна быть возможность подать письменное обращение через секретаря делопроизводства или приемную. Довод Юлии Валерьевны о том, что помощники и замы, по сути, «фильтруют» на приеме обращения, не относящиеся к прокуратуре, меня удивляет. Надзорному органу в первую очередь должно быть известно требование Закона № 59­ФЗ на такой случай – заявление принять, зарегистрировать, сделав на 2­м экземпляре соответствующую отметку, а потом разбираться, кому его передать на рассмотрение. Так работают во всех госорганах. И если они теперь возьмут за образец нововведение горпрокуратуры, то мы откатимся лет на 15 назад, когда официально подать «прошение» чиновнику под роспись было проблемой. Для меня очевидно, что основная цель такого нововведения – ввести дополнительный чиновный барьер для граждан, у которых по факту и до него оставалась единственное право ­ подавать «прошения» и рассчитывать на письменный ответ. Т.к. содержание ответа давно уже может иметь мало общего с самим заявлением. Теперь чиновники от прокуратуры пытаются внедрить допограничения, которые отобьют у граждан остатки желания нести к ним обращения. Между тем, даже внутренней инструкцией предусмотрена возможность подачи письменного обращения не «с приема в порядке общей очереди, а через секретаря».

Уважаемые господа надзирающего органа государственной власти! Мы искренне уважаем и ценим время занятых людей. В большей степени именно поэтому, чтобы сократить время на решение вопросов, которые чаще всего не терпят отлагательства, мы прибегаем к доставке корреспонденции курьером. Ведь скорость почтовой доставки хорошо всем известна. Поэтому у нас деловое предложение, давайте относиться друг к другу с взаимным уважением и по букве закона.

P.S. Запрос на имя городского прокурора О.А. Базыляна от газеты «Совет» о направлении в адрес редакции выписки из руководящих документов, на основании которых проводится прием обращений от редакций СМИ, доставляемых в городскую прокуратуру курьером (представителем редакции) был доставлен адресату 16 июля, на этот раз заместителю прокурора Валерию Кукушкину. До сих пор ответ не получен. Может, и в этом случае в прокуратуре решили рассмотреть обращение редакции, руководствуясь пунктом 1 статьи12 Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59­ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения. Но мы любезно напоминаем всем должностным лицам государственных органов и организаций, общественных объединений, что на основании статьи 40 Федерального закона от 27 декабря 1991 года № 2124­I «О средствах массовой информации» запрашиваемая редакцией СМИ информация представляется в семидневный срок.
E-mail